Search This Blog

Loading...

Sunday, June 26, 2011

Кашмир стал явью




Наш журналист со школьных лет грезил прописать это сочинение про «как я провел лето», дабы его на самом деле хотелось прочесть. Его мечта осуществилась — повторяющий вид данных записок о мотопробеге по Гималаям.

Про находящийся в Гималаях ареал Ладак я слышал большое количество увлекательного и давно желал проехаться по нему. Было надо исключительно дождаться пригодного варианта, а именно — неплохого проверенного байка. В Индии данное обычно байки знаменитой марки Royal Enfield (сантим.. справку ). Категорически не хотелось начинать странствие с делийского базара Карол-Баг, целого квартала лавок, торгующих свежей и подержанной мототехникой. Районные торговцы ухитряются втридорога впарить наивному путешественнику совершенно убитый байк (сляпанный из старых элементов чуть ли не на суперклее) — он проработает гладко столько, какое количество необходимо торговцу, чтоб смыться в неизвестном направлении.

Байк сыскался у наших приятелей, возвратившихся из путешествия по Ладаку. «Энфилд Буллит» 2003 года (движок 350 кубиков, 20 л. с.) ограничился нам (мне и моей подруге, а по совместительству штурману Даше) в $600. Вообщем, еще $400 ушло позже на ремонт, но об этом далее.

На моторынок в Дели все одинаково понадобилось ехать — в отсутствии впечатляющего запаса запасных частей и инструментов в безлюдные Гималаи отправляться небезопасно. А теплую непромокаемую одежду надобно везти с собой из России. В том числе и в июне в горах влажно и прохладно, а в Дели возможно покупать исключительно шубы из меха чебурашки и какие-то странные комбинезончики хипповских цветов. Но самое главное — собираясь в дорогу, непременно бери из России матерчатые рабочие перчатки: в Индии таковых нет в принципе, индийские механики все делают обнаженными руками, обработанными несмываемым теснее черным слоем масла. А чинить байк по дороге понадобилось достаточно нередко.

Честно говоря, мотопробег по Ладаку комфортнее начинать из города Манали. Но нам понадобилось чуть-чуть осложнить маршрут, так как байк ожидал нас в селении Маклеод-Ганж — вблизи с городом Дхармсала.

Закупившись всем нужным, мы отправились туда из Дели на автобусе. Не лишним будет заметить, что, кажущееся сначала совершенно хаотичным индийское дорожное перемещение по мере знакомства с ним как оказалось не таким уж страшным. Не взирая на импульсивность, районные шоферы, в отличие от наших, слишком добры. Раз ты сломался, тут же сбежится весь квартал — кто принять участие в процессе ремонтных работ, кто просто поглазеть. Коль скоро попросить, практически постоянно уступают дорогу, абсолютно по-детски наслаждаются скоростью и, окончательно, с упоением бибикают. 1 разов мы попали в пробку, сделанную грузовиком, у которого сломался клаксон. Масса индийцев азартно в нем копалась, по следующим причинам двигаться со сломанным гудком было, окончательно, совершенно нереально.

Наплевав на ПДД, на одном пожилом байке умещается семья из шести человек, кроме того шлем (а иногда, из экономии, голубая пластмассовая строительная каска) — исключительно у водителя, основателя рода. Сикхи, коим религия указывает постоянно ходить в чалме, не смущают неимением каски в том числе и самых жестких дорожных полицейских. Максимум — в дождливую погоду они натягивают на чалму шапочку для душа. Встречаются, вообщем, и настоящие мотоциклисты, на ухоженных «энфилдах», в шлеме, охране, мотокуртке.

Подкарауливавший нас в Маклеоде байк оказался все же в плачевном состоянии. Районные профессионалы написали очень солидный ремонт: смену поршня и ряда составных частей в двигателе плюс подмену всех прокладок в нем, новейшие тормозные колодки, покрышки и масса всякой мелочи. Ужасно прикинуть, во сколько бы получился таковой ремонт в Москве! Тут на это ушло 2 дня и $200. Оставив у друзей часть взятых из Москвы вещей (с таким багажом мы не могли в том числе и подняться по улице в горку, а нас ожидали самые высочайшие перевалы в мире), мы отправились в путь. 1-ая остановка — Бир.

Окруженная буддийскими монастырями деревня Бир — город Москва параглайдинга в Индии. Все спасибо здешнему гористому рельефу и розе ветров. Старт парапланеристов случается, в большинстве случаев, с горы в 1000 м над Биром, искусные спортсмены поднимаются до 5 км и улетают на  100-200 км к северу от деревни. Неквалифицированные спортсмены, к сожалению, время от времени улетают в неизвестном направлении: парапланерист, как сапер, делает ошибки лишь 1 разов.

Сгрузив в Бире еще одну порцию «избыточных» вещей, мы отправились в направлении озера Ревалсар (тибетцы именуют его «Цо-Пема», собственно означает «Озеро Лотос»). В горе над озером размещена основная районная достопримечательность, пещера, в которой медитировал сам Гуру Ринпоче — большой йогин и чудотворец, просвещавший районное общественность еще в VIII веке. Сейчас тут небольшой монастырь. У входа посиживают монахини, и уйти из этого места, не выпив с ними чаю с конфетами и кексами, нереально. Внизу, в пределах озера, очередная святыня — также пещера, но тут 1300 годов назад медитировала теснее Мандарава, дочь районного короля. По легенде, Мандарава достигла этих высот просветления, собственно сумела продавить рукою гранит. Сыскать пещеру оказывается непросто. Как данное нередко случается в Индии, святыня застроена со всех сторон полностью ободранными жилищами, вход в нее — из узкой подворотни. Бабушка, присматривающая за наследием принцессы, подвела меня к стене — и я действительно вставил руку в абсолютно четкий след человеческой ладошки.

Прогрессивные индийцы к медитациям прибавляют болливудскую дискотеку. По водной глади озера звук разносится непревзойденно, и в первый день мы проснулись в 4.30 под зубодробительную смесь поп-хитов и религиозных песнопений из шиваистского храма. Дискотека, с коротким перерывом на обед, длилась до полуночи. Небрежно заснув, в пять утра мы опять подпрыгнули от новой порции бестселлеров. На третий день некой добродушный человек додумался разрезать шнур у болливудской аудиосистемы, и мы наконец отоспались. Нам починили впервые лопнувший багажник (данное мы будем делать часто, не знаю, то ли качество работы, то ли качество районного сплава виновато), и мы отправились далее.

Желая в Ладаке есть аэропорт, все грузы в эту область перевозят на автомобильном транспорте. Дорога открыта всего 2 месяца в году, и движение в этот период чрезвычайно крепкое. Погода в горах быстро различается от той, собственно мы представляем при слове «Индия», — крепкий ветер и дождь со снегом. 1-ый перевал — Ротанг, собственно означает «Горка мертвецов» — не самый высочайший, 3950 м, но самый трудный на пути. Любую зиму лавины рушат дорогу, любую весну ее строят поновой, и не то чтобы замечательно. Дабы не стоять часами в пробке по колено в воде, ездить на Ротанг нужно затемно. Нам подфартило: в случае если не считать пары глубочайших холодных луж, откуда приходилось выталкивать байк, и вытекавших напрямик на дорогу водопадов, практически никаких угроз не было. Мы так спешили успеть до пробок, собственно не заметили, как дорога расширилась и пошла вниз. Местами покрытие было практически образцовым, местами, как заявляют в Индии, — work in progress, то есть с ямами, ухабами и еле ощутимым намеком на дорожные работы. Залив все вполне вероятные емкости топливом на заправке с надписью «Следующая — через 365 км», мы доехали до городка Кейлонг (3100 м над уровнем моря). По-хорошему, окончательно, было надо остановиться тут на пару дней, приспособляться. Чтоб совладать с горной хворью, набирать вышину нужно помаленьку, деньком забираясь повыше, а ночевать опускаться пониже. Но мы торопились все успеть и, отоспавшись в Кейлонге, отправились далее.

На пути до военной базы Сарчу нас ожидали 3 перевала. На подъезде к первому из них, Баралача-Ла, в том числе и понадобилось одеть респираторы — так запыленной и разбитой была дорога, мы выглядели как рабочие мукомольной построенным. В довершение всего на склоне заглох байк. Мы были в отчаянии, превосходно, собственно на помощь пришли появившиеся невесть откуда индийские мотоциклисты. Молча остановились, в отсутствии избыточных словечек отыскали поломку и так же молча помчались далее. Мы поднимались все повыше на Баралача-Ла, становилось все холоднее и снежнее, пока же дорога не превратилась в узкую расщелину в снегу, освещенную ослепительным солнцем. Далее дорога шла вдоль естественных снежных полей (в разгар лета!), вблизи, в огромном каньоне, текла речка. В конце концов мы добрались до палаточного лагеря около базы Сарчу. Тут располагался полицейский пост, на котором у нас обязались записать все данные — паспорта, визы. Полицейским, очевидно, было скучновато, и разговор с ними затянулся на полчаса. Встать со стула я уже не смог — в связи изможденности и приступа горной заболевания. Голова недомогала, сердечко колотилось, во рту был железный привкус. Ложиться дремать было невозможно, в горизонтальном положении при горной хвори делается еще ужаснее. Понадобилось брать на себя медикаменты и пытаться уснуть, сидя в палатке. В конце концов нам данное получилось. Днем мы не стали завтракать, а только опьянели тёплой воды с глюкозой — данное также может помочь при «горняшке».

В последствии Сарчу дорога опять следует вверх, вышина теснее немного более 5000 м, асфальта нет совсем. Заночевали в палаточном таборе около армейской базы Панг. Спереди была длинная дорога по высокогорной пустыне с абсолютно марсианским видом. На ровном, как стекло, плато последующие в Ладак грузовики постоянно опереждают друг друга, двигаются в отсутствии ограничений — в результате выходит магистраль шириной в километр, а то и более. Данное, наверняка, исключительно широкая горная дорога в мире, но не самая высококачесвенная. От случая к случаю мы вязли в песке, но в целом данный участок разрешили очень скоро. Позже дорога сузилась, обнаруживался асфальт, а вдоль трассы — стойбища районных кочевников. Дорога поднималась все повыше, голова вновь начала побаливать, да и мотоциклу понадобилось нелегко. Даша шла пешком, а я то ехал, то толкал глохнущий в связи нехватки воздуха «энфилд». В конце концов, перевалив через вышину 5300, дорога вульгарна вниз, территория около покрылась желтоватыми расцветками, и где-то на высоте 4000 м мы въехали в первую за три дня пути деревню. Низкие здания с плоскими крышами, поля-террасы, буддийские ступы — стереотипное ладакское поселение.

К вечеру добрались до Леха, города Москвы Ладака. Данное маленький мегаполис с широкими улицами и довольно просторной по индийским меркам застройкой. Огромное количество зелени — все деревья высажены людьми, по доброй воле на такой вышине они не растут. Кругом дым, грохот, гам и хипповского вида туристы с гитарами. Около города — немного монастырей с тысячелетней ситуацией и руины царского замка, остальные с тех деньков, как скоро Ладак был самостоятельным государством. Тут стартует большое количество трекинговых и велосипедных маршрутов по окрестным горкам, с ночевками на стоянках кочевников. Плюс рафтинг по верховьям большой индийской речки Инд. Ясно, отчего здесь так людно, а цены в гостиницах безумные — в том числе и за самые паршивые номера умоляли не меньше 500 рупий (данное где-то 350 руб.). Вообщем, нам подфартило обнаружить комнату в уютном домике с патологически опрятным огородом в стороне от туристической Чангпа-роад.

На дорогу от Дели до Леха у нас ушло 3 недельки. Еще месяц мы колесили по окрестностям городка, осматривая Лех как «базисную станцию». Обыкновенный вид (горы, ступы, снежные пики) раскрашивали громадные оранжевые пятнышка на склонах гор — данное ладакцы сушат на зиму абрикосы. От случая к случаю мы останавливались на ночлег в домах районных обитателей. Нас практически постоянно кормили ужином, но есть с нами отрицались. Оказалось в последующие дни, дабы не смущать европейцев тем, собственно у местных принято есть руками. Мы объяснили, собственно данным нас не смутить.

Тут присутствует очень большое количество ограничений для путешественников, связанных с тем, собственно Ладак — часть спорной местности Кашмир, на которую претендуют и Индия, и Пакистан. Сосредоточение армейских баз тут выше все мыслимые пределы. В  90-х здесь проходили армейские деяния, пакистанская армия вторглась на индийскую землю, и отношения меж ядерными державами до сих пор тяжелые. В Ладаке есть немало земель, куда заезд перекрыт совсем либо вероятен лишь по специальному пропуску, выдающемуся санкционированным тургруппам. Сим-карту основного индийского оператора BSNL жителю другой страны тут не купить, а международный роуминг в Ладаке не действует. Нам, истина, в отсутствии трудностей реализовали сим-карты локального оператора Aircel, но связь была лишь в Лехе. Сеть интернет трудится только в нескольких кафе и гостиницах, дорогой и часто отключается, к примеру, во время армейских учений.

Вообщем, коль скоро превосходно спланировать поездку, а также проявить настойчивость в преодолении естественных препятствий, то посмотреть можнож многие. Заключительный наш бросок из Леха имел целью Пангонг — самое высокогорное (4343 м над уровнем моря) соленое озеро в мире. Его длина — 134 км, ширина — до 5 км, а доступность очень условна в том числе и по местным меркам.

Остановились поесть в придорожном ресторанчике, разговорились с местным:

— На Пангонг двигаетесь? Нет, не попадете вы туда в настоящее время.

— Почему?

— Вам надобно пересечь Пагал-Наала («Сумасшедший поток»). В полдень речка сходит с ума, и перейти ее вброд нереально. А сейчас теснее 11 часов.

Уверовать в эту, будто из сказки, ситуацию было трудоемко, и мы поехали далее. Скоро наткнулись на огромную пробку из туристических джипов и грузовиков. Спереди грохотал поток, какого мы раньше не видели, — кипучая вода просто перекатывала камешки объемом с небольшой арбуз. Время от времени смельчаки пробовали въехать в реку (туристический автобус удивительной вещью не перевернулся, туристы убереглись), вода прибывала на глазах, и скоро остановился в том числе и громадный трактор, заключительным отваживавшийся возить счастливчиков с берега на берег. Понадобилось отложить поездку на завтра и занимать вечер прослушиванием индийской эстрады на заезженной кассете. А в шесть часов последующего утра «Полоумный поток» был кротким ручейком, и о вчерашних событиях подсказывал исключительно торчащий среди него туристический автобус. Все объяснимо, так как «Поток» питают ледники. Ночкой холодно, а как исключительно пригреет солнце, лед и снег начинают таять. Наступает знакомое представление. В этот разов мы благополучно добрались до озера — ледяного, практически пресного и ослепительно голубого. Обрисовать его нереально, и даже фотки не передают картины. За этим нужно двигаться, пускай и через «Полоумный поток».

1-ый байк под маркой Enfield был выпущен в Великобритании в 1901 году. Основными знатоками данных нелегких и надежных автомашин стали сбереги— и в Первую, и во Вторую крупные войны фирма Royal Enfield исправно снабжала английскую армию байками, разработав особые модификации с пулеметами и тому похожей амуницией. Перед революцией договор на поставку «энфилдов» заключила и царская Наша родина. Хотя, невзирая на военную популярность, в  60-е дела у компании отправь не так важно, и в  1971-м создание байков в Британии понадобилось прекратить. 

В то же время еще в 1955 году 800 байков Enfield Bullet для собственной милиции и армии закупила Индия. Дабы сделать таковой грандиозный по тем денькам заявка, фирма возвела сборочный цех в индийском Мадрасе (на данный момент Ченнаи). С  1957-го фирма Enfield India сама стал создавать детал...

0 comments:

Post a Comment